Сам себе режиссер

27 Февраль 2013 автор: admin

Кто и зачем снимает художественные фильмы в Челябинске?

На Южном Урале за последние несколько лет сформировалась группа кинематографистов, которые при отсутствии в регионе киноиндустрии умудряются делать кино в Челябинске и за его пределами.

К выходу полнометражного фильма «Десятка», целиком снятого в нашем городе, «ЮП» поговорила с разными южноуральскими режиссерами об их творчестве, среде, в которой оно вынуждено формироваться, и о будущем челябинского и российского кинематографа.

Когда Калифорнийский кинофестиваль в этом году раздавал свои награды, бриллиантовый приз за полнометражный дебют «Перекресток» достался южноуральцу Тимуру Сафиуллину.

Тут важно заметить, что Тимур родился и вырос в Челябинске. В 20 лет перебрался в Австралию. Сейчас живет в Мельбурне. Но говорит, что хотел бы вернуться на родину и работать в России. По словам Тимура, ему нравятся психологические драмы с элементами экшена, а также фильмы Георгия Данелия, Андрея Звягинцева, Дэвида Финчера, Андрея Тарковского и Людмилы Шепитько. «Перекресток» он посвятил своему хорошему другу Ивану Морозову, который во время съемок умер под Питером. Ему было всего 23…

— «Перекресток» мы снимали на цифровую фотокамеру, — рассказывает Тимур. — Всем процессом я рулил лично. Просто легче было сделать все самому, нежели привлекать каких-то сторонних людей. Таким образом, над фильмом работала очень небольшая команда, а главную роль исполнил Вадим Зубенко, который к актерской профессии, замечу, не имеет никакого отношения. Он, как и я, впервые работал над таким большим проектом.

Идея картины родилась из личного опыта. В позапрошлом году, когда я летел в Челябинск, то застрял в Шанхае из-за того, что опоздал на самолет. После этой истории, конечно, остались неприятные воспоминания. Но это ничего. Это ведь опыт! А я считаю, что любой опыт полезен — в том числе и отрицательный. Об этом я и хотел рассказать в своем фильме — о том, как чувствует себя человек, когда оказывается в чужеродной для него среде.

В нашем фильме нет диалогов, монологов, просто одна картинка сменяет другую. Просто создается атмосфера, в которой существует главный герой. В конце фильма ему предстоит сделать выбор: либо остаться с не любимой девушкой, либо уйти на перспективную, но скучную работу, которую он тоже не любит. Герой выбирает третий путь, когда ему уже не надо будет думать над всеми этими вещами. Он становится совершенно другим.

Я хотел бы получить кинематографическое образование — поступить, например, во ВГИК. Но сейчас, к сожалению, мне финансово целесообразнее оставаться в Австралии. Учеба здесь практически бесплатная. Только, когда ты устраиваешься на работу, из твоей зарплаты начинают высчитывать все затраченные на тебя во время обучения денежные ресурсы.

Как я тогда стал разбираться в кино? Читал книги по сценарному мастерству. Плюс у меня отец художественный фотограф, учился у него композиции кадра. На фильм я потратил свои средства — те, что успел заработать на анимации. Следующий проект, кстати, планирую снимать уже в России.

Три года назад состоялась премьера фильма «Корпорация «Афера», спродюсированного Алексеем Кожевниковым.

Картина позиционировалась, как первый полнометражный фильм, снятый в Челябинске (что не совсем так). Фильм оказался раскритикован как зрителями, так и журналистами, и сейчас в основном вспоминается как забавный курьез, на который, впрочем, определенное количество людей убило свое время, силы и деньги. Корреспондент «ЮП» поинтересовался у Алексея, насколько это непростое дело — продюсирование фильмов в Челябинске?

— Это было бы совсем несложным занятием, если бы у нас в городе была своя киноиндустрия. Но из-за отсутствия оной, возникает слишком много факторов, которые затрудняют это дело. У нас очень мало людей в Челябинске, которые умеют профессионально заниматься кино. А в отсутствие профессионалов своего дела крайне сложно сделать качественный продукт. В «Корпорацию «Афера» я вложил свои средства, а выхлоп получился нулевой. Возьмусь ли я в будущем за какие?нибудь новые кинопроекты? Наверное, нет. Это слишком дорогое удовольствие.

«Десятка» — экранизация одноименной повести московского писателя Владимира Козлова.

Эту социальную драму Козлов снял в Челябинске вместе с южноуральцем Евгением Графовым, который в исходных данных картины значится сорежиссером, хотя скорее он больше выполнял функцию продюсера и организатора. В главных ролях засветились непрофессиональные актеры, а сам проект попадает под модное нынче направление DIY (Do It Yourself — «сделай это сам»).

«Фильм без денег снять возможно, если это, во-первых, современная история — действие происходит в наши дни, не нужны декорации, грим, костюмы. Во-вторых, если это драма, мелодрама или комедия», — говорит Владимир Козлов.

Основная часть съемок, кстати, проходила в Ленинском районе. Производственный процесс занял восемь дней и еще три дня на досъемки. «Для меня этот фильм, прежде всего, о пустоте, которая есть между людьми. О бесцельном существовании, как причине зарождения этой пустоты внутри человека, и о том, как она растет, разрушая и личность, и социальные связи», — рассказывает Евгений Графов.

Премьера фильма в Челябинске состоится 28 февраля в кинотеатре имени Пушкина, в Екатеринбурге — 5 марта. Помимо этого лента также будет показана на международном фестивале кинодебютов «Дух огня», который проходит сейчас в городе Ханты-Мансийске.

На счету Ивана Артемова — в отличие от самого, пожалуй, титулованного в Челябинске режиссера Андрея Загидуллина — нет каких-то особых достижений. За плечами всего одна короткометражка «На 3 минуты старше» (плюс в производстве находится еще одна). Но именно Иван вместе с другими энтузиастами двигает короткометражное кино в городе.

В режиссуру Артемов пришел не сразу. До армии работал диджеем, занимался парашютным спортом. После службы пытался организовать свою команду КВН, но сильным успехом эта затея не увенчалась.

Сейчас Иван учится на заочном отделении ЧГАКИ. Среди режиссеров, которые ему импонируют, отмечает Роберта Земекиса и Гая Ричи. Хотя делать фильмы в стиле Ричи он бы не стал. Просто Артемову нравится манера повествования этого шального англичанина. Что касается манеры повествования самого Ивана, то он, к примеру, в драму привносит комедийные элементы, из-за чего картина начинает смотреться очень бодро.

— Признаться честно, написание сценариев дается мне не так уж легко, — замечает Иван. — Я знаю законы драматургии, по каким принципам строится кино, но чтобы сесть и с первого раза написать — для этого нужно много тренироваться. В случае фильма «На 3 минуты старше» мне повезло с самого начала. Я реально просто сел и начал писать.

Писать с того момента, когда начинается монолог главного героя «В жизни бывают такие моменты…». С этого эпизода и начала раскручиваться вся драматургия. Над сценарием я трудился месяца два, постоянно его дорабатывал. Разумеется, консультировался с педагогами.

К участию в съемках привлек актеров театра «Манекен». В частности, главную роль у меня исполнил Алексей Бутин. Я согласен с тем, что у театральных актеров, по сравнению с киношными, своя специфика игры. Поэтому во время съемок приходилось непросто. Например, Алексею трудно было вжиться в роль. В театре у него в распоряжении вся сцена, а здесь он сидит за столом и, вроде бы, ничего не делает. Но, мне кажется, он справился с поставленной задачей. Хотя судить, разуме­ется, зрителям.

Снимать кино в Челябинске непросто. Кинематографическая жизнь сконцентрирована в Москве, там у людей больше шансов реализоваться. Плюс у нас город по большой части промышленный и спортивный, что не располагает к кинотворчеству. Но это тоже хорошая школа, я считаю. Когда ты сопротивляешься среде, идешь против течения.

50 процентов успеха любого фильма — это хороший сценарий, хорошо придуманная история. Почему люди разучились рассказывать истории? Смотря с чем сравнивать. Если сравнивать с американским кинематографом 70-х годов, с Новым Голливудом, то да. Но тогда люди просто были иные. Другая эпоха, которая диктовала свои правила. Эпоха романтиков. Был общественный запрос на такое кино. Сейчас такого запроса нет. Как в нашу эпоху научиться увлекательно рассказывать истории? Тут все зависит только от человека. От того, насколько интересная идея придет ему в голову.

В кино, сделанном на коленке, есть свои плюсы и минусы. Минус — плохое качество, быстротечные проекты, которые снимаются за день. Плюс — в том, что на них набиваешь руку. Как работается в Челябинске? Хотелось бы, конечно, побольше свободы, побольше возможностей. Например, бюджет «На 3 минуты старше» составил всего 1000 рублей.

Если говорить о будущем южно­уральского кинематографа, то учитывая, что техника делается все доступнее, а творческих людей меньше не становится, мне кажется, это движение будет только нарастать.

Теймур Халиков еще один адепт короткометражного кино в Челябинске. Впрочем, снимает он не только фильмы (среди которых Redire и «Ты не один»), но и видеоклипы — и, как показывает видео на песню «Катакомбы» Улисса и Эмси Кора, — иногда очень недурные.

Теймуру нравится картины Денни Бойла, База Лурмана и Джей Джей Абрамса, которого он, как и многие другие, считает новым Стивен Спилбергом. Вообще Теймура вдохновляет массовый голливудский кинематограф, способный вышибить дух из зрителя.

— Так получилось, но первые мои воспоминания из сознательной жизни связаны с кинотеатром, — говорит Теймур. — Дело в том, что у меня мама работала и продолжает работать киномехаником. Таким образом, лет в пять я уже умел заряжать пленку в проектор, начинать и заканчивать сеанс и т. д. Я не считаю, что в киноаппаратных пропадает магия кино.

На мой взгляд, магия кино пропадает в цифровых киноаппаратных. А в пленочных кино как нигде материально. Оно не то, чтобы на расстояние вытянутой руки, его можно потрогать. Это, кстати, единственный, по-моему, случай, когда к кино можно дотронуться (улыбается).

Как я уже говорил, мне нравится кинематограф мейнстримовый, потому что я считаю, что кино это в большей степени аттракцион, развлечение. Но это вовсе не означает, что мне не нравится драма. Есть интеллектуальное кино, от которого я без ума. Например, «Искупление» Джо Райта. Но все равно мне больше по душе кинематограф, который развлекает зрителя. Однако за то время, что он развлекает, он еще успевает человека чему-то научить. Голливудский кинематограф зачастую эксплуатирует стандартные ценности, такие как любовь, дружба, предательство. Но при этом стандартные ценности не перестают быть ценностями, какими бы стандартными они не были.

Мы сейчас работаем над новым короткометражным фильмом. В таком кино, как правило, рассказывается история в виде одного события, которое что-то изменило или наоборот ничего не изменило в жизни героя. Вообще, главное отличие короткого метра от полного в том, что в полном лучше раскрываются характеры героев, у персонажей на это есть 90 минут. (Хотя, как учат нас сериалы телеканала HBO, на это уже и 90 минут мало, на подобное дело требуется четыре сезона по 24 серии, идущие по 40 минут.)

Поэтому мы решили, что в нашей короткометражке мы выбросим все ненужное. Оставим только основную идею, которая заключается в следующем: у нас будет одна сцена, рассказанная с двух точек зрения. Мы хотим поводить зрителя за нос. Когда человеку будет казаться, что он понял, чем все закончилось, мы продолжим рассказывать ту же самую историю, но по-новому. Но и на этом мы не остановимся. Мы расскажем также последствия этой истории. Плюс в этом фильме мы намерены прыгнуть выше головы в плане экшен-сцен. Мы хотим поставить рукопашный бой. Даже нашли специалиста, который нам в этом поможет.

Технологии сейчас действительно очень быстро развиваются. Меняются и способы дистрибуции. По поводу новых технических возможностей есть замечательный документальный фильм Press Pause Play. Он рассказывает о том, что в век цифровых технологий, когда каждый может снять фильм, записать музыкальный альбом и т. д., искусство превращается в шум.

Как выжить в этом шуме? В картине звучит такая фраза, что современный мир разрушил все, что было до него, но при этом пока ничего не предложил взамен. Я, честно говоря, с этим согласен. Камера Red, например, позволяет снять те истории, которые до нее нельзя было снять. Но также справедливо и то, что эти истории, в силу их обилия, запросто могут быть не увиденными зрителями. Конкуренция за внимание людей стала очень высока.

Мне не очень нравится современный русский массовый кинематограф. Создается впечатление, что он сам себя хочет уничтожить. И все к  этому идет. Он абсо­лютно не конкурентоспособен в мире. Массовые фильмы в России это какой-то ужас, один сплошной распил денег.

Фильмы снимаются не из-за любви к кино, а из-за любви к деньгам. И мне в этом плане, опять же, больше нравится голливудский подход. Американцы хотят получить прибыль с фильма, а оте­чественные режиссеры хотят получить прибыль во время создания фильма. Но есть и исключения. Например, компания «Базелевс Продакшн».

Теги: Алексей Кожевников , Владимира Козлов , Евгений Графов , Иван Артемов , кинематограф , культура , Теймур Халиков , Тимур Сафиуллин , южноуральские режиссеры

Вы можете оставить свой комментарий.

Источник: http://up74.ru


Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong
написано в рубрике: Международная конференция
Теги:

Оставить Ответ