Как известные донбассовцы чудили и любили в школьные годы :: donbass.ua - новости Донбасса

1 Сентябрь 2013 автор: admin

Проделки знаменитых руководителей и деятелей искусства

Эхо школьных звонков остаётся с нами на всю жизнь. Ведь даже расставшись со школой, мы вновь и вновь возвращаемся туда - ведём детей, внуков, приходим сами, чтобы встретиться с учителями, а то и преподавать. И, конечно, знания, обретённые там, друзья, способности тоже никуда не деваются. Накануне 1 сентября «Донбасс» попросил знаменитых земляков поделиться самыми яркими воспоминаниями о школьных годах.

Таковы школьные ассоциации у народной артист­ки Украины, зав. кафедрой академического вокала Донецкой государственной музыкальной академии им. Прокофьева Алины Коробко.

- В школу села Ерки (на Черкасщине) я пошла с шести лет. Была настолько маленькая, что учителя у мамы в шутку спрашивали: «Ты её, наверное, в пелёнках носить будешь?» Можно сказать, что из-за парты только макушка моя и виднелась… Никогда не забуду свои первые оценки. Это были «четвёрка» по математике и «пятёрка» по пению. Так что всё было предопределено, - улыбается Алина Николаевна. - А первое моё выступление состоялось в третьем классе. Мы с мальчиком на торжестве, посвящённом 8 Марта, исполняли… «Вечер на рейде». Но наиболее запомнилось, как я, семиклассница, на районной партконференции выдала «Песню о Тбилиси» Реваза Логидзе. Да ещё и на грузинском языке. Мы с подружками «зажали» в уголке на танцплощадке одного солдатика-грузина (их часть помогала собирать овощи), уговорив его написать текст этой песни на его языке, но нашими буквами… Была, конечно, и первая школьная любовь. К однокласснику Валерию. Он приезжал ко мне на велосипеде, мы вместе ходили в кино… Сейчас он - бизнесмен, отец троих детей.

Надеюсь, снова увидимся в 2015-м, когда будет 50 лет моего школьного выпуска.

Николая Корягина знают далеко за пределами Краснолиманщины: картинами и скульп­турами члена национального Союза художников любовались посетители художественных выставок в разных городах Украины и зарубежья. А тяга к прекрасному обнаружилась как раз в школьные годы.

- Мой отец - профессиональный музыкант, поэтому в детстве мы часто переезжали из города в город, у меня менялись школы, одноклассники, учителя, - вспоминает Николай Иванович. - К примеру, в школе №19 на станции Скобелевская, что на Кубани, я получил настоящий урок жизни, который запомнил навсегда. Дело было так: наш семейный «джаз-бенд» (я, отец и брат) часто выступал на танцах. Бывало, туда заглядывали и учительницы, так что секрета из моих ночных подработок никто не делал. Выступления заканчивались поздно - пока добежишь за три километра домой, уже полночь. Случалось, не раздеваясь, падал в кровать, а утром - с закрытыми глазами пешком в школу. И не выдерживал, засыпал иногда прямо за партой. Однажды на уроке литературы замечательная учительница Елизавета Ефремовна Ворошилова (она ещё в гражданской войне участвовала!) рассказывала нам что-то интересное. А я заснул! Мой сосед по парте Валерка толкает меня: мол, проснись! А мудрая и добрая наша Елизавета Ефремовна остановила его: «Не надо, пусть Коля спит, нужно же ему где-то выспаться!»

Михаил Курянский долгие годы возглавляет снежнянскую швейную фабрику, сам же родом из Артёмовска, где окончил школу.

Черты лидера и организатора у него - с юности. Ещё школьником был пионервожатым, которому доверяли самостоятельно работать с малышами. Однажды учительница попросила его повести детей в поход на Северский Донец, причём одному (у неё так обстоятельства складывались, что нужно было остаться дома, а детвора настроилась на экскурсию).

- Мы пошли за Часов Яр, есть там село Красное, где река живописно пересекает леса, овраги, - рассказал Михаил Васильевич. - Берега реки у балки, через которую вода прокачивалась по трубам диаметром метра полтора, были укреплены бетонными плитами, заилились. Дети кидали камешки в воду, как вдруг одна из девочек поскользнулась и упала вниз. Самостоятельно подняться не могла: водоросли сделали бетонные плиты очень скользкими. Поток мог в любой момент затянуть её в трубу. Не помню, как я прыгнул в воду, успел схватить девочку, вытащил её на берег… Всё обошлось, а учительнице (мы её очень любили) решили ничего не рассказывать, да и вообще - никому. Боялись, что ей влетит. Впервые об этом рассказываю, думаю, уже никому «на вид» не поставят, выговор не вынесут. Прошло столько десятков лет!

Начальник Главного управления благоустройства и коммунального обслуживания Донецка Константин Савинов до сих пор не может понять «логики» англичанки.

- В шестом классе шёл урок английского. К языкам способности у меня были, но это не особо помогло, потому что учитель попалась, мягко говоря, со странностями. Такая себе дама с большими очками в роговой оправе - в общем, типаж! - рассказывает Константин Львович. - И вот поднимает она меня. Задаёт вопрос. Само собой, на английском. Я отвечаю. «Молодец, Савинов», - хвалит. И задаёт второй. Я опять отвечаю. «Умница!» - расцветает она в улыбке. И спрашивает ещё что-то. Я вновь даю ответ. «Очень хорошо, Костя! Садись, единица», - вдруг выдаёт она. Класс рухнул от смеха, а я, покраснев, сел. Вечером так и не смог объяснить родителям, почему женщина, которая поддакивала и подбадривала меня во время ответов, выдала такой балл. Впрочем, это меня лишь подстегнуло. Я стал ещё усерднее заниматься английским, и это в будущем мне помогло - когда сдавал вступительные экзамены в теперешнюю Академию управления, то получил по этому языку «отлично».

Нынешний начальник горотдела милиции Краматорска полковник Сергей Забор учился во 2-й краматорской школе и любил пошутить.

- Когда я оканчивал школу в 1987 году, не было нынешнего внешнего независимого тестирования, и экзамены сдавали почти по всем предметам, в том числе по русскому языку и литературе, - вспоминает Сергей Ярославович. - Первого июня все писали сочинение. Можно было выбрать свободную тему или  по произведению одного из известных авторов. Мой сосед по парте, Санёк, решил написать сочинение по произведению «А зори здесь тихие» Бориса Васильева. Ему надо было придумать эпиграф, но никакие мысли не приходили в голову. Разговаривать громко на экзамене было нельзя, и мы стали перешептываться. Он тихо попросил меня подсказать подходящий эпиграф. Я выпалил уже избитую фразу: «И вечный бой! Покой нам только снится». Счастливый Сашка записал её и увлеченно начал выполнять экзаменационную работу. Спустя два дня классный руководитель Галина Ивановна сообщила нам оценки за сочинения. И зачитала особо яркие «шедевры». Класс долго «лежал» от хохота, когда она процитировала эпиграф Сашкиного сочинения. Он звучал так: «И вечный бой! Покойник только снится».

Начальник Главного управления Госслужбы по чрезвычайным ситуациям в Донецкой области Николай Ильченко навсегда запомнил, как «размножил» отметки.

- Когда мне поставили в дневник первую оценку (какую - уже не помню, но точно не отрицательную), я шёл домой гордый и счастливый, - вспоминает генерал-майор службы гражданской защиты. - Очень хотелось похвастать. Уже дома решил, что одна отметка - это как-то маловато. Взял цветные карандаши и нарисовал себе ещё страниц пять таких же… А в конце - танчик на весь лист с большой красной звездой на борту. И только после этого пошёл показывать маме, какой у меня замечательный дневник… Она же едва не заплакала. Я ещё не знал, что в то время надо было выстаивать длинные очереди в магазинах и за тетрадями, и за дневниками, и за карандашами.

Ещё будучи школьником, директор известного мариупольского клуба актёров «Театромания» - обладателя гран-при многих конкурсов и фестивалей Антон Тельбизов - выдавал та-а-акие «спектакли»…

- В детстве я был гиперактивным мальчиком, для которого урок в 45 минут казался целой вечностью, - рассказывает Антон. - Математика, физика и химия давались с трудом, и тогда я решил: не выйдет из меня профессора - не хочу и не буду! Лучше пойду в театр или кино, ведь творческие вечера в школе и КВН всегда были для меня настоящим праздником. А однажды на экзамене по истории Украины вышел курьёзный случай. Ответственный день: все при параде, нервничают, готовятся в коридоре. Подходит моя очередь. Я захожу в кабинет, приближаюсь к столу, вытягиваю билет и вдруг понимаю, что абсолютно ничего не знаю, но отвечать-то нужно! Решил идти ва-банк. Начинаю нести всякую околесицу - иногда меня это и вправду выручало. Члены комиссии сидят довольные, улыбаются, кивают головами. А я, вдохновлённый, продолжаю фантазировать и про себя думаю: «Какой же я молодец! Так много знаю! Хоть и не особо готовился!. Около получаса меня не прерывали и внимательно слушали. Вероятно, было интересно, чем дело кончится. А потом с такими же улыбками на лицах и добродушием вынесли вердикт: «Тельбизов, если у нас довольные лица, это совсем не значит, что можно вешать лапшу на уши!» Потом экзамен я, конечно, сдал. Но эта история осталась в памяти на­долго.

Начальник отдела образования горсовета Енакиева Лариса Белоненко всегда мечтала о профессии учителя. Путь к детям начинала пионервожатой, потом преподавала, была директором школы №2.

- Всегда вспоминаю с улыбкой казусы школьной жизни, - уверяет она. - Помню, на уроке биологии у нас спросили: какие два класса вы знаете? Речь шла об однодольных и двудольных растениях, а мой ровесник назвал классы рабов и рабовладельцев, которые мы как раз изучали по истории. Говорить о реакции, думаю, не надо. А как-то уже учителем захожу в класс, и с последней парты мне в лоб случайно летит резинка. Как отреагировать? Закричать, возмутиться? На мгновение растерялась, но спросила: «Учительницу захотели убить?» Все вздрогнули, а потом рассмеялись. Доброе слово, улыбка помогают выходить из многих напряжённых ситуаций.

Депутат Донецкого облсовета от Марьинского района, секретарь комиссии по вопросам депутатской деятельности, законности и правопорядка Андрей Клименко с детства мечтал стать юристом. А вот немецкий язык ему давался с трудом.

- Я вырос в городе Украинске, там же окончил среднюю школу №12, - вспоминает Андрей Евгеньевич. - В восьмом классе мы с ребятами не выносили немецкий и всячески старались сорвать этот урок. Беспроигрышным был трюк с химикатом, который при поджигании издавал неприятный запах. Вещество не горело, но чадило страшно. Вонь держалась в кабинете в течение трёх-четырёх часов. Выветрить было невозможно. Учительница ужасно ругалась, бегала жаловаться директору, а мальчишки только смеялись и руками разводили: «Так… в столовой кормят!»

По мнению Клименко, раньше школьники уважали старших, были добрее. А сейчас чаще встречаются бессовестные и злые ребята. Планшеты и смартфоны - это, конечно, хорошо, говорит депутат, но ими не заменишь живого общения взрослых с детьми.

Отец заслуженного художника Украины Татьяны Пономаренко-Левераш (извест­на портретами игроков ФК «Шахтёр» и картинами, посвящёнными прошлому и настоящему Донецка) был военным лётчиком, поэтому будущий мастер кисти училась сперва в Прибалтике, а потом в Польше, где стоял гарнизон папы. И приключений в школьные годы хватало.

- Восьмилетку я закончила в польском городе Кшива, а старшие классы - уже в Легнице, откуда, кстати, родом бывший игрок «Шахтёра» Мариуш Левандовский. Была комсоргом и такой заводилой, - улыбается Татьяна Витальевна. - Однажды, классе в восьмом, подбила ребят пойти на экскурсию по лесам-озёрам. Мы выбрались за территорию гарнизона, прихватив с собой младших братьев и сестёр (мой брат Володя тогда был в начальной школе). Когда топали назад, - накупавшиеся, довольные - сбились с пути. И вышли… прямо на взлётную полосу. А тут, как назло, прибыло командование из Москвы, происходило что-то вроде смотра. И вот над нашими детскими головами, пугающе гудя, проносятся самолёты. А один здоровенный бомбардировщик даже идёт на посадку. Прямо туда, где стоим мы, сбившись в перепуганную кучку. Спасибо, лётчик вновь пошёл вверх, сделав второй заход, хоть горючее, как мы потом узнали, было практически на исходе.

С криками детвора разбежалась кто куда. Собирали их потом долго. И это был первый и последний раз, когда отец - зам. комполка - отходил Таню ремнём. Но она не в обиде - получила ведь за дело.

А самый памятный случай произошёл в десятом классе. Выведя ровесников на очередную экскурсию, Таня вместе с ними раскрасила из пульверизаторов старинный разрушенный мост - историческую достопримечательность.

- Мы считали, что провели своеобразную реставрацию, - уверяет Пономаренко-Левераш. -  Расписали красивыми картинами - видами тех мест, откуда прибыли (то есть всех уголков СССР). Я, к примеру, изобразила прибалтийский пейзаж, море. Но местные жители приняли наши художества в штыки. Был большу-у-у-щий скандал, мне влепили выговор с занесением в учётную книжку, чуть не вышибли из комсоргов. В конце концов заставили всё стереть (ох и намучились мы тогда - запах ведь у растворителей ужасный). Зато когда мы после этого покрасили мост под цвет кирпича, да ещё и нанесли на него польские национальные узоры, все остались довольны. Нам даже сказали, что он теперь выглядит куда лучше, чем раньше.

Андрей Кривцун, Елизавета Гончарова, Валентина Постнова, Сергей Маринцев, Ирина Коженцова, Алёна Дудникова, Елена Харченко.

Теги: Донбасс, школьник, Алина Коробко, 1 сентября, День знаний, Константин Савинов

Источник: http://donbass.ua


Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong
написано в рубрике: Международная конференция
Теги:

Оставить Ответ

бесплатные юристы по телефону.