Скульптор Шароглазов: памятники Владивостока недалеко живут своей жизнью | РИА Новости

22 Июль 2013 автор: admin

ВЛАДИВОСТОК, 21 июл — РИА Новости, Алексей Дёмин. Известный в Приморье скульптор, член союза художников России Георгий Шароглазов, работы которого украшают улицы Владивостока, несколько десятилетий посвятил созданию и реставрации уникальных городских памятников. Он в шутку и всерьез называет себя металлургом — художником, поскольку имеет дело с металлом. Накануне Дня металлурга скульптор рассказал корреспонденту РИА Новости о тонкостях работы с металлом, его свойствах и жизни городских скульптур.

День металлурга ежегодно отмечается в России в третье воскресенье июля. Этот профессиональный праздник был учрежден в 1957 году указом Президиума Верховного Совета СССР. Праздник отмечают представители разных профессий, связанных с черной или цветной металлургией: доменщики, сталевары, прокатчики, литейщики, кузнецы и многие другие.

Георгий Шароглазов, как и многие юноши портового Владивостока, после школы долго не размышлял, кем быть, чем заниматься. Он решил стать моряком. Окончив мореходное училище, с 1971 года по 1976 трудился на судах гидрографии Тихоокеанского флота, совершив десятки дальних рейсов в мировой океан. Из всех искусств любил и знал кино. Но однажды, на берегу, он познакомился с приморским художником Валерием Ермоленко.

“Побывал в мастерской у Валерия, посмотрел его картины, вдохнул запах красок и что-то во мне перевернулось. Захотелось тоже попробовать писать картины. Списался на берег, поступил в художественную студию при Дворце культуры железнодорожников, где давал уроки известный в Приморье художник Григорий Цаплин”, — сказал собеседник агентства.

Друзья посоветовали устроиться кочегаром-истопником в офис Приморского отделения Союза художников, чтобы быть ближе искусству. Там он познакомился и подружился со многими известными мастерами Приморья и встретил своего первого учителя.

“В 1977 судьба свела меня со скульптором Борисом Волковым. Он взял меня в подручные, с его помощью начал осваивать профессию форматора — специалиста, делающего формы со скульптур и отливающего их. С Волковым мы много трудились вместе — он лепил, я формовал. Большой мастер посвящал меня в тонкости. После его смерти я оказался перед выбором, что делать дальше? Решил пойти по стопам учителя — стать скульптором”, — сказал он.

На сегодняшний день по всему Владивостоку установлены десятки памятников и мемориальных досок, которые отливал Георгий Шароглазов. Они посвящены известным людям: цесаревичу Николаю, государю Петру I, Герою Советского Союза Василию Чернышеву, актерам, писателям, спортсменам.

За свою карьеру скульптора Георгию Шароглазову довелось работать со многими материалами: чугуном, бронзой, другими металлами. Скульптор говорит о металле, как о живом существе.

” У каждого металла — свой характер, к каждому нужен особый подход. Чугун ошибок не прощает. Его нельзя дорабатывать: пилить, строгать, шлифовать. У него шероховатая структура и стоит исправить что-то в одном каком-то месте скульптуры и ее придется переделывать всю заново. Поэтому чугун отчеканивается после отливки, чтобы уже потом ничего не переделывать”, — сказал собеседник.

Прежде чем делать скульптуру, заметил он, нужно заранее думать о материале, из которого она будет создана. Высокие литейные свойства бронзы дают свободу в лепке. Любой маленький штришок, даже отпечаток пальца, будет ей передан. Бронза более живая в отличие от чугуна.

“У каждой скульптуры и материалов есть душа. Когда работаю над глиняным слепком, заранее вижу, каким он будет, что за идея будет передана в позе человека, которого леплю. Очень люблю работать динамично и быстро, чтобы не растратить вдохновение, не упустить идею. А дорабатывать памятники я могу бесконечно, всегда что-то не устраивает и хочется сделать лучше, совершеннее”, — сказал он.

Сейчас Георгий Шароглазов работает над скульптурой шахтера, которую поставят в поселке Трудовом. Он долго искал образ и в итоге решил изобразить шахтера, выходящего после смены: под мышкой — каска, куртка распахнута, на шее фонарь, а в руке отбойный молоток, которым работать уже не придется.

Эскиз заказчикам понравился, только один человек может быть против, смеется скульптор, — инженер по технике безопасности раскритиковала скульптуру за то, что в образе есть несоответствия правилами, принятым в шахтах.

Скульптор не только создает свои работы, но и занимается реставрацией уже существующих. За годы у Георгия Шароглазова накопилась масса Международных историй, связанных с монументами Владивостока. Городские памятники будто живут своей жизнью, их переселяют с одного места на другое, они трещат по швам, а бронзовые статуи при ближайшем рассмотрении вдруг оказываются чугунными.

“Месяц назад у памятника первому гражданскому жителю Владивостока Якова Семенова треснула шея. Он сделан из бронзы и для меня это была невероятная новость, потому что это невозможно. Во время реставрации выяснилось, что внутри бюст залит цементным раствором и шея треснула из-за его расширения от влаги. Почему скульптор залил бронзу бетоном до сих пор загадка”, — сказал собеседник.

Во время реставрации памятников Владивостока скульптор выяснил, что не все памятники сделаны из тех материалов, которые указаны в справочниках.

“Один из моих любимых памятников адмиралу Макарову. В его документах сказано, что он бронзовый. Однако, как выяснил, адмирала отлили из чугуна. Мы со специалистом по оценке памятников исследовали бюст генерала-фортификатора Карбышева, который свою военную карьеру начинал со строительства Владивостокской крепости. Специалист показал документы, что памятник этот — бронзовый. У меня даже ноги подогнулись от такой фальсификации: скульптура оказалась бетонной”, — отметил он.

На вопрос, почему не все памятники Владивостока соответствуют описаниям, скульптор затрудняется ответить. Однако предполагает, что одни делались в спешке, для других не нашлось заявленных материалов, а иногда решение изменить памятник принималось после того, как его описание уже было задокументировано.

В 2012 году Георгий Шароглазов занимался реставрацией ростральной колонны с фигурой моряка и — парусным фрегатом. Этот памятник — символ Владивостока и встречает приезжих на въезде в город. Он был обращен лицом к старой, двухрядной дороге. При модернизации к саммиту АТЭС участка федеральной трассы Хабаровск — Владивосток памятник оказался посередине расширенной дороги. Возникла необходимость развернуть к Амурскому заливу моряка и парусник, венчающий колонну.

Скульптору удалось перенести фигуры с одной стороны круглой колонны на другую так чтобы ростры остались на месте. Однако работы прибавилось: мастер увидел, что фигура моряка сильно повреждена, Якорь рядом с ним был весь жеваный и скульптор решил отреставрировать весь памятник.

“Афишировать реставрацию скульптуры было рискованно: стали бы мешать, начались бы всевозможные комиссии и проверки. Памятник я ремонтировал по велению души. Металлическая фигура моряка была погнутой, в дырах, в районе ширинки была огромная вмятина, замазанная шпаклевкой прошлыми реставраторами”, — сказал собеседник.

Эту скульптурную композицию не раз переставляли, добавляли и убирали камни, на которых стоит моряк. Все это сказалось на ее состоянии: вмятины, трещины. Вблизи фигура выглядела ужасно. К тому же в лихие 90-е годы братки, шутки ради, не однажды расстреливали моряка из пистолетов. Об этом говорят вмятины и дырочки от пуль.

“Мы за несколько дней проделали колоссальную работу, чтобы исправить все повреждения. Главная сложность была в том, что все памятники в советское время “делались на века” без возможности что-то исправить. Потому пришлось изрядно пошевелить мозгами и попотеть”, — вспоминает скульптор.

Огромные скульптуры Владивостока — вроде морякам торгового флота, Ленину и Лазо — должны иметь люки, чтобы реставратор мог попасть внутрь и проверить состояние каркаса. В моряке, что украшает ростральную колонну, такого не было. Нам пришлось делать эти люки самим. Сейчас скульптура закреплена, в будущем реставрировать ее будет гораздо удобнее.

“По описаниям справочников скульптурные элементы памятника значатся как отлитые из бронзы. И, возможно генеральный подрядчик посчитал, что не справится с перестановкой фигуры. На самом же деле парусник и моряк медно-чеканные, значит, имеют незначительный вес, в отличие от литья”, — отметил собеседник.

Памятники Владивостока таят в себе еще немало тайн. Георгий Шароглазов работает над историческими материалами, чтобы раскрыть секреты старых монументов. За годы работы он пришел к выводу, что у городских скульптур свои уникальные судьбы и они не менее живые, чем настоящие люди.

Оцените, пожалуйста, статью. Нам важно Ваше мнение.

Источник: http://ria.ru


Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong
написано в рубрике: Международная конференция
Теги:

Оставить Ответ